"Мама знает всё" с Натальей Янбаевой. Подкаст

Российский футбольный союз и Газпромбанк продолжают второй сезон радиошоу «Мама знает всё» на «Авторадио», в котором мамы игроков сборной России впервые рассказывают о карьерном пути своих сыновей и открывают секреты воспитания чемпионов.

Это программа устами тех, кто открывал любые двери, чтобы сыновья получали шанс в футболе. Кто работал с утра до вечера, чтобы купить сыну новые бутсы. Кто зажмуривал глаза, смотря его первый матч по телевизору. О тех, кто всегда оставался в тени, но был ближе всех к происходящему.

Автор и ведущая программы — Катрина Гайсина и звезда «Мурзилки Live» Татьяна Гордеева.

Слушайте четырнадцатый выпуск программы с Ириной Шишкиной — мамой защитника ЦСКА, «Локомотива», «Зенита», «Краснодара» и сборной России, бронзового призера чемпионата Европы 2008 года, бронзового призёра чемпионата России и дважды обладателя Кубка России Рената Янбаева в нашем подкасте на Youtube-канале или читайте расшифровку эфира на сайте РФС.

Из этой программы вы узнаете:

  • Поездках в Москву из Ногинска в академию ЦСКА
  • Переезде в неспокойную Махачкалу
  • В честь кого назвали Рената
  • И многом другом!

Гости эфира - тренер академии ЦСКА Михаил Васильевич Христич, тётя Рената Янбаева Елена Владимировна Малютина, и заслуженный тренер России Гаджи Муслимович Гаджиев.

Т. ГОРДЕЕВА: Приветствуем всех наших слушателей, здравствуйте.

К. ГАЙСИНА: Это программа «Мама знает всё», проект Российского футбольного союза при поддержке «Газпромбанка». Добрый день. В студии Катрина Гайсина…

Т. ГОРДЕЕВА: …И Татьяна Гордеева. Сегодня наша программа вновь погружается в одну отдельно взятую российскую семью, в которой, по сути, нежданно-негаданно вырос чемпион — один из футболистов страны, который вписан и в историю славных побед, и в хронику феерично-драматичных эпизодов игры любимой команды. Мы вновь встречаемся с мамой, которой пришлось пережить, перетерпеть многое, включая раннюю разлуку с сыном-мальчишкой, его не всегда верные решения с выбором клуба, его травмы.

К. ГАЙСИНА: Давайте представим футболиста: это Ренат Янбаев. Бронзовый призёр Чемпионата России по футболу, дважды обладатель Кубка России — всё это в составе «Локомотива». Ну а с национальной сборной он стал бронзовым призёром нашего любимого Чемпионата Европы 2008 года. Также Ренат Янбаев — заслуженный мастер спорта России, который трижды входил в список 33-х лучших футболистов чемпионата страны в разные годы.

Т. ГОРДЕЕВА: Встречаем маму, Наталью Владимировну Янбаеву, которая любезно согласилась принять участие в нашей программе. Добрый день.

Н. ЯНБАЕВА: Добрый день.

Т. ГОРДЕЕВА: 37 лет Ренату, а он ещё играет. Как вы считаете, не пора заканчивать?

Н. ЯНБАЕВА: Я ему говорила, я его просила даже, чтобы он уже закончил с футболом, что-то нашёл другое, какой-то путь в жизни. Но он сказал: «Мам, я хочу ещё поиграть».

Т. ГОРДЕЕВА: Мальчишка из Ногинска, Ренат Янбаев, в 6-7 лет начал гонять мяч во дворе. Вполне себе стандартная история, особенно для мальчишек, которые родились в 1980-е, как Ренат. Потом появилась футбольная секция — тоже ничего из ряда вон, и вроде ничего не предвещало, как говорится. Но прежде, чем продолжить историю, которая, как все уже понимают, развивалась стремительно, давайте создадим семейный фон. В это время вы, Наталья Владимировна, где работаете, чем занимаетесь?

Н. ЯНБАЕВА: Я работаю в воинской части, папа Рената работает на РТИ, он закончил институт.

Т. ГОРДЕЕВА: Завод резинотехнических изделий?

Н. ЯНБАЕВА: Да. То есть, мы все работаем, бабушки-дедушки тоже работают. Ренат у нас ходил в ясли, в детский сад, а потом — в школу.

Т. ГОРДЕЕВА: И вот у родителей, которые профессионально не имеют никакого отношения к футболу, сыну предлагают поехать показаться в Москву. Кто это придумал?

Н. ЯНБАЕВА: Нет, сначала было не так всё. Сначала он сам пошёл с ребятами со двора на РТИ — там есть стадион, и они пошли записаться на футбол. Записались. Началось всё с этого. Где-то года 2-3 он занимался, с 6 лет он ходил туда, а потом уже с 10 лет поехал в ЦСКА.

К. ГАЙСИНА: Какие требования были в армейской школе?

Н. ЯНБАЕВА: Там, конечно, нам ничего не обещали, что его возьмут. Сначала надо было себя показать, поездить сколько-то месяцев, а потом уже только сказали бы. Он ездил через день на тренировки — это, конечно, было тяжело совмещать со школой, потому что в школе тоже было очень много всего. И даже классный руководитель, которая у нас учителем английского языка, сказала: «Вам надо выбирать или спорт, или учёбу». Мы часто отпрашивались с уроков, приходилось возить на электричках, и были задействованы все: мама (я брала специально отпуск), бабушка, тётя.

Т. ГОРДЕЕВА: Давайте ещё раз, для понимания. То есть, вы живёте в Ногинске по-прежнему, и три раза в неделю вы его возите в Москву, как раз в армейскую школу, на тренировки.

Н. ЯНБАЕВА: Да. И нам ещё пока не пообещали, что его возьмут. На него просто ещё смотрели, как он будет там.

К. ГАЙСИНА: Но какие-то качества в нём уже отметили, сказали вам?

Н. ЯНБАЕВА: Да, скорость.

Т. ГОРДЕЕВА: Не возникало тогда поползновений, при всех вот этих вот — что отпуск взять, что всю родню привлечь для того, чтобы на тренировки ездить — мол, ну его, этот футбол, так из-за него мотаться?

Н. ЯНБАЕВА: Ему это очень нравилось.

Т. ГОРДЕЕВА: А вам?

Н. ЯНБАЕВА: Мой отец тоже очень любил футбол, у него получалось это всё. И муж мой в то время тоже играл за институт.

Т. ГОРДЕЕВА: Всё-таки было в семье тоже.

Н. ЯНБАЕВА: Да. Поэтому папа как-то прямо сразу сказал: «Я буду возить». Нам, получалось, тоже надо было возить, потому что работали все.

Т. ГОРДЕЕВА: А где вы жили в то время?

Н. ЯНБАЕВА: Мы жили с родителями в хрущёвке. Нас было 7 человек.

Фальшивые бутсы

Т. ГОРДЕЕВА: Футбол — довольно затратный вид спорта. На что в первую очередь уходили деньги? Где покупали спортивные товары, ведь не всё ещё и достанешь?

Н. ЯНБАЕВА: Я вам расскажу такую историю. Когда он ещё был в Ногинске, нам сказали: «Надо купить бутсы». Без бутс, в кроссовках нельзя было приходить. И мы пошли на наш ногинский рынок с Ренатом, которому было, наверное, в то время 7 лет. Тогда же раньше как было? Не было магазинчиков, а каждый продавал свою продукцию. И ребята, уже лет по 17-18, продавали… Нам показалось, что это бутсы. А это оказались беговые кроссы для бега на дистанции, с острыми шипами. Нам объяснили, я тоже не понимала, что это такие за бутсы. И когда он пришёл с ними…

Т. ГОРДЕЕВА: Подождите, вам показалось, или вам впарили их, как бутсы?

Н. ЯНБАЕВА: Получилось, что впарили. Мы же не знали! Мы же думали, что это настоящие бутсы.

Т. ГОРДЕЕВА: И вам сказали: «Конечно, бутсы! Что вы, не видите, что ли?»

Н. ЯНБАЕВА: Да, и Ренат мне сказал: «Мама, бутсы!» Он так был счастлив, что мы купили бутсы, что он будет именно в бутсах бегать уже в Ногинске на стадионе.

Т. ГОРДЕЕВА: Как настоящий футболист!

Н. ЯНБАЕВА: Да. И потом, когда… Я не пошла с ним тогда на тренировку. Он приходит и плачет, говорит: «Мама, мы с тобой купили не то! Ты понимаешь, я мог бы мячик разорвать и кому-то травму нанести!» В общем, такая история. Поэтому да, пришлось всё это покупать в Москве. В Ногинске всё в то время было очень тяжело достать.

Тоска по дому

К. ГАЙСИНА: Через какое-то время Ренату предлагают поселиться в интернате ЦСКА, чтобы усилить график тренировок и упростить ваши передвижения. В целом, взять перспективного мальчика под крыло. Интернат — это переезд в Москву, и пусть столица недалеко, вроде как, от вас, но ему же было, по-моему, всего 12 лет. Как вы на это осмелились? Сердце, наверное, на куски?

Н. ЯНБАЕВА: Мне было очень тяжело, потому что я знаю, что он у меня домашний мальчик. Если он жил с 7-ю людьми в квартире, то представляете, какая была ему опека, забота о нём? Мне было тяжело. Думаю: как он будет там один? Он жил с двумя мальчишками-близнецами, и те уезжали домой, они из Рязани были. И приходилось ему оставаться одному. Для него это тоже было как-то непривычно, и он мне говорил: «Мама, а может, ты со мной переночуешь?» Мне вот сейчас кажется, что это взрослые такие мальчишки, а для меня он был совсем ребёнком ещё в то время. Конечно, было это всё тяжело, я переживала, даже плакала.

К. ГАЙСИНА: Но не было моментов, когда вы хотели его забрать? Или когда он сам говорил: «Хочу домой»?

Н. ЯНБАЕВА: До 18-ти лет у него два раза было, что он хотел бросить. У него же не было каникул. Перебороли, и мы как-то даже настояли в какое-то время.

К. ГАЙСИНА: Молодцы. А какие были условия пребывания в интернате?

Н. ЯНБАЕВА: Для питания им давали талоны, они питались в кафе. Потом открыли столовую в интернате. Там был воспитатель у них, мне кажется, на этаже. Там жили не только футболисты, это же был именно полностью интернат ЦСКА.

Т. ГОРДЕЕВА: Баскетболисты, волейболисты.

Н. ЯНБАЕВА: Да. Там как-то по этажам было.

Т. ГОРДЕЕВА: В комнате сколько человек было?

Н. ЯНБАЕВА: Вот их трое было.

Т. ГОРДЕЕВА: У нас тут жаловались, что в этой столовой не очень-то большие порции им давали. Баскетболистам, мол, больше.

Н. ЯНБАЕВА: Было как-то, что-то, где-то, кто-то печатал даже, я это даже слышала — что лишние талоны у них были. Конечно, суббота—воскресенье — мы были только там.

Т. ГОРДЕЕВА: И с сумками!

Н. ЯНБАЕВА: Да. Но были ещё и игры же. Каждое воскресенье была игра. Кроме Москвы, ничего больше в жизни не было.

Побег из интерната

Т. ГОРДЕЕВА: Итак, с 12 лет Ренат жил один. Насколько вы вообще ему доверяли, насколько он был самостоятелен?

Н. ЯНБАЕВА: Он же начал там и учиться ещё.

Т. ГОРДЕЕВА: Школа при интернате была там, да?

Н. ЯНБАЕВА: Нет. Он ходил в школу №205, метро «Динамо», улица 8 Марта. Он там 8-9 класс заканчивал, и 9 класс он закончил очень хорошо, на четвёрки и пятёрки, без троек.

Т. ГОРДЕЕВА: Молодец. А то, что ваш сын вместе с другими подростками по пожарной лестнице с 4 этажа сбегал из интерната, вы знаете?

Н. ЯНБАЕВА: Я потом это только узнала. Если бы я знала это с самого начала, я бы, наверное, с ним там осталась жить!

Т. ГОРДЕЕВА: Потом — это спустя сколько лет?

Н. ЯНБАЕВА: Лет, наверное, через 6.

Т. ГОРДЕЕВА: Картина преступления была такая. В 11 вечера в интернате выключали электричество, и ребята сбегали на всю ночь зависать за компьютерами на «Петровско-Разумовской». Вот такая какая-то тема была.

Н. ЯНБАЕВА: Да, да.

К. ГАЙСИНА: Какие молодцы ребята! Понимаете, всю ночь они играли, а потом же ещё футбол, тренировки.

Н. ЯНБАЕВА: И ещё в школу ходили.

К. ГАЙСИНА: У Рената, между прочим, в интернате была очень даже хорошая компания. Он, по-моему, несколько лет вместе с Игорем Акинфеевым успел отыграть, да? Хотя Игорь, по-моему, младше.

Н. ЯНБАЕВА: Да.

Первый тренер

К. ГАЙСИНА: Но потом интернат закрыли.

Н. ЯНБАЕВА: Жил у друзей, потом он жил ещё у тренера, их несколько человек жило даже.

К. ГАЙСИНА: Какой тренер?

Н. ЯНБАЕВА: Христич Михаил Васильевич.

К. ГАЙСИНА: Знаете, наверное, если бы не Михаил Васильевич Христич, было бы намного труднее справиться со всеми проблемами. И этот прекрасный тренер академии ЦСКА с более, чем 30-летним стажем, у нас в программе.

М. ХРИСТИЧ: Здравствуйте!

Н. ЯНБАЕВА: Здравствуйте, Михаил Васильевич. Очень рада вас слышать.

М. ХРИСТИЧ: Спасибо.

К. ГАЙСИНА: Михаил Васильевич, вы очень давно работаете в системе детско-юношеского футбола. Через вас прошли сотни, наверное, игроков. Почему Ренат? Как и за счёт чего ему удалось через такую конкуренцию, которая есть в столичных академиях, пробиться в основу, заиграть?

М. ХРИСТИЧ: Во-первых, у него талант был. Во-вторых, трудолюбие огромное — человек смог за счёт своего труда добиться такого результата. В-третьих, он молчун. Пахал, пахал, пахал, я вам честно скажу. И он зациклен был, как сейчас говорят, на том, чтобы достичь высот в нашем российском футболе. Представьте: 4 года я с ним работал. Тогда Алексей Говязин был его тренером, с Ногинска его взял. Я после Лёши принял этот возраст — 1984 и 1988, я 2 года вёл. А до этого я же работал с 1979 года и в «Чертаново», и в «Смене» старшим главным тренером. У меня много воспитанников: и Дима Хлестов, и Гремяцкий… Ой, я вам наперечисляю сейчас. И Верижников, и кого только не — ну, вы поняли. Был момент, когда Ренат жил у меня дома, у меня 5 детей жило.

Т. ГОРДЕЕВА: Вот мы хотели про это поговорить. Расскажите, пожалуйста. То есть, это для вас было нормально: «Ага, интернат закрыли, куда девать пацанов? Пошли ко мне все жить!»

М. ХРИСТИЧ: А как же быть? Ремонт большой происходил. А детей, естественно, куда девать? Ну, я забрал 5 детей. Готовил, стирал на них, всё делал. И возил их на тренировку. Мама знает прекрасно.

Т. ГОРДЕЕВА: Михаил Васильевич, а скажите, пожалуйста, у вас сколько комнат квартира была? Какие условия?

М. ХРИСТИЧ: Трёхкомнатная.

Т. ГОРДЕЕВА: И как же вы там размещались?

М. ХРИСТИЧ: А как? Всё нормально! Режим, всё было прекрасно. Вы знаете, у меня был бывший воспитанник ещё 1969 года рождения, из «Смены» — он мне помогал очень хорошо, он продукты привозил, честно вам говорю. Он когда узнал, говорит: «Вы что, Михаил Васильевич?» И привозил нам и гречку, и сосиски, всё-всё. А так было тяжело, конечно, нам денег-то не давали. Ничего, выжили, выросли дети!

Н. ЯНБАЕВА: Михаил Васильевич, а помните, когда вы были тренером у Рената, мы тогда его взяли на картошку, чтобы он выкопал. Была игра важная очень, и главный говорит: «Что-то он сегодня не бегает-то». А мы говорим: «Да он картошку помогал нам…» Вы на нас тогда так закричали! «Вы что! Или футбол, или картошка!»

М. ХРИСТИЧ: Да, да, было такое.

Н. ЯНБАЕВА: Да, Михаил Васильевич, мы поняли, что да. А мы-то думаем — поможет нам убрать.

М. ХРИСТИЧ: «Это ерунда! Ну собрал картошку, и ладно». А оказывается, нет. Человек, который должен отдаваться одному делу, другому уже во вред будет, правильно?

Н. ЯНБАЕВА: Да.

М. ХРИСТИЧ: Большой привет Ренату!

Н. ЯНБАЕВА: Хорошо.

М. ХРИСТИЧ: С другой стороны, он всё-таки забывает о своих тренерах.

Н. ЯНБАЕВА: Я напомню.

М. ХРИСТИЧ: Ладно! Всех благ и здоровья. Напомните ему, что ещё есть Михаил Васильевич. Что он живой и всё нормально.

Н. ЯНБАЕВА: Хорошо, конечно! Михаил Васильевич, здоровья вам.

М. ХРИСТИЧ: Всех благ.

Н. ЯНБАЕВА: До свидания.

К. ГАЙСИНА: Спасибо большое. Легендарный тренер армейской школы Михаил Васильевич Христич.

Дубль ЦСКА

Т. ГОРДЕЕВА: Молодой Ренат Янбаев, ещё школьник, попадает в дубль ЦСКА. Какую роль сыграл в этом наставник армейцев, тот самый Павел Фёдорович Садырин?

Н. ЯНБАЕВА: Я думаю, самую хорошую.

Т. ГОРДЕЕВА: Но в итоге получилось так, что перспективный воспитанник ЦСКА Ренат Янбаев, который явно выделялся в юношеских командах, в матчах за взрослых армейцев так и не сыграл. Почему, как вы думаете?

Н. ЯНБАЕВА: Он очень стеснительным был, вот именно в игре. Себя считал ещё, наверное, очень молодым. Может пас дать. Надо было где-то пройти самому, может, лишний метр-два, а он…

Т. ГОРДЕЕВА: Отдавал мяч.

Н. ЯНБАЕВА: Да. Стеснялся. Это моё мнение.

Т. ГОРДЕЕВА: А вы его дома подначивали как-то?

Н. ЯНБАЕВА: Да. «Бери на себя, не бойся! Ну не забьёшь и не забьёшь, но надо уже начинать. А где, как не в дубле, чтобы ты попал дальше уже куда-то в основу?»

Т. ГОРДЕЕВА: А потом, в 2003-м, Рената Янбаева пригласили играть в «Анжи», в Махачкалу, где, по сути, только закончилась самая настоящая война. И он поехал в столицу Дагестана. Но об этом чуть позже, после небольшого перерыва.

 

***

К. ГАЙСИНА: Российский футбольный союз при поддержке «Газпромабанка» представляет программу «Мама знает всё». Сегодня в студии «Авторадио» Наталья Владимировна Янбаева, мама Рената Янбаева, игрока, с которым футбольные болельщики страны пережили много ярких моментов и в «Локомотиве», и в сборной, и в других командах. В предыдущей части мы остановились на том, что в 18 или 19 лет Ренат Янбаев уезжает играть в столицу Дагестана, город Махачкалу за команду «Анжи». Ваша реакция? Страшно было?

Н. ЯНБАЕВА: Страшно.

Т. ГОРДЕЕВА: Давайте ещё раз поясним, почему страшно-то было в Махачкалу отпускать. Практически год, как закончилась война, и те отголоски, те новости, которые приходили в Москву, явно не давали никаких позитивных настроений для того, чтобы отпускать туда сына.

Н. ЯНБАЕВА: Нам пообещали, прямо сказали, что футболистов не трогают, к ним очень хорошо там относятся, «не переживайте». Он нам потом звонил, говорил: «Мама, не переживайте, всё хорошо». Очень даже ему там нравилось.

Т. ГОРДЕЕВА: Но в принципе, переходя в «Анжи» Ренат чем руководствовался? Считал, что надо набраться опыта во взрослой команде, раз уж его из дубля ЦСКА никак не выпускают?

Н. ЯНБАЕВА: Да. И в этом большую роль сыграл его папа. Объяснял ему, что надо продвигаться, иначе…

Т. ГОРДЕЕВА: «Так и просидишь в этом дубле, тебя и не заметят».

Н. ЯНБАЕВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: Наталья Владимировна, но в итоге всё прошло спокойно и ваши опасения относительно этой длительной командировки были напрасными?

Н. ЯНБАЕВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: Сам Ренат говорит, что вообще-то этот сезон был для него очень полезным, что он вырос и морально, и физически, закалился.

Н. ЯНБАЕВА: Там же были игроки уже постарше, и он брал с них пример.

Команда без королей

Т. ГОРДЕЕВА: О том, как закалялся Ренат, мы поговорим сейчас с тренером «Анжи» в тот период. Итак, в эфире заслуженный тренер России, человек, который вместе с Анатолием Бышовцем в 1988 году привёл сборную СССР к олимпийским медалям Сеула; человек, который является тренером уже 55 лет — Гаджи Гаджиев! Здравствуйте.

Г. ГАДЖИЕВ: Добрый день. Как поживает Ренат?

Н. ЯНБАЕВА: Хорошо. Играет ещё, за «Знамя» ногинское.

Г. ГАДЖИЕВ: Он, наверное, без футбола жить не может, да?

Н. ЯНБАЕВА: Да. Он сказал: «Мамая, я умею только играть в футбол».

Т. ГОРДЕЕВА: Ренат Янбаев, игрок, который благодаря вашему таланту давать дорогу молодым, набрался опыта взрослого футбола в «Анжи». Он тогда оправдал ваше доверие?

Г. ГАДЖИЕВ: Мы вообще никуда его не хотели отдавать. Но Москва вцепилась в него так, что нам не по силам оказалось его сохранить.

Т. ГОРДЕЕВА: А какие качества, по-вашему, позволили молодому Янбаеву закрепиться в РПЛ?

Г. ГАДЖИЕВ: Быстрый. Скорость в игре — один из самых серьёзных факторов. Игра становится быстрее, да вообще всё в мире становится быстрее, верно? Ренат и тогда был быстрый очень, он у нас в команде был самый быстрый.

К. ГАЙСИНА: А насколько важен быстрый бег для игрока такого амплуа?

Г. ГАДЖИЕВ: Ну он не только быстро бежал, но и думал достаточно быстро, и с мячом работал хорошо. У нас он был ведущим игроком.

К. ГАЙСИНА: Знаете, Ренат как-то вспоминал, что в своём детстве добирался на тренировки несколько часов: сначала на электричке, потом на метро, затем на троллейбусе. Как вы считаете, это закаляет характер игрока?

Г. ГАДЖИЕВ: Это безусловно, закаляет, с одной стороны. А второе: если нет характера, нет спортсмена вообще. Не только футболиста или борца, боксёра. Характер — это качество номер один. Ты же не просто должен идти, ты всё время должен добавлять, расти. Сегодня, завтра, послезавтра. Надо, надо, всегда — надо. Это не так просто, и без характера никуда не дойдёшь.

К. ГАЙСИНА: Мы знаем, что вы с давних лет увлекаетесь шахматами, ещё с Бышовцем даже на самых престижных футбольных первенствах находили время для партии. Если брать состав команды, как отряд шахматных фигур, то Янбаев в команде кто?

Г. ГАДЖИЕВ: Нет, ну шахматы — это нечто другое всё-таки.

Т. ГОРДЕЕВА: Но у каждой фигуры своя роль.

К. ГАЙСИНА: И свой ход.

Г. ГАДЖИЕВ: В команде такого не может быть, чтобы кто-то был король и его все защищали.

Т. ГОРДЕЕВА: Разве?

Г. ГАДЖИЕВ: Нет-нет, не может быть такого. Тем более в наше время. Все передвигаться должны много и быстро. Даже очень большие игроки, самые крутые и то наматывает по 10-12 километров за игру. Это командный вид спорта.

Т. ГОРДЕЕВА: Поэтому все — офицеры.

Г. ГАДЖИЕВ: Да, все офицеры, правильно. Королей нет.

Гостеприимство Дагестана

Т. ГОРДЕЕВА: Гаджи Муслимович, мы тут вспоминали, что Янбаев приехал играть за «Анжи» в не самое простое время для Дагестана. У вас тогда не было тревоги за безопасность приглашаемых игроков?

Г. ГАДЖИЕВ: Безопасность и тревога за игроков, по-моему, вообще везде должна быть, не только в Дагестане, но и в Москве тоже. У нас опасно политикам, а футболиста совершенно не опасно. Футбол у нас любили, особенно в то время, стадионы были полные. За Янбаева, знаете, сколько людей бы заступилось?

Т. ГОРДЕЕВА: Но вообще сам Ренат потом вспоминал, что в Махачкале было очень хорошо. В рестораны ходили, шашлыки — пожалуйста, коньяком гостеприимное местное население угощало. Внимание — перед игрой чёрную икру ели! Бывало такое, Гаджи Муслимович?

Г. ГАДЖИЕВ: Конечно, ели.

Т. ГОРДЕЕВА: Плюс море, ну и в городе, как вы говорили, всех футболистов узнавали. «Анжи» — это же реально народная команда.

Г. ГАДЖИЕВ: Да, да, да, именно так и было. Грустно, что сейчас этого нет уже, сейчас нечто другое. Всё вернём.

Т. ГОРДЕЕВА: То есть, по эмоциям, наверное, тогда был самый яркий период, когда вы были во главе команды, и когда состав был сильный, да?

Г. ГАДЖИЕВ: Наверное, да. Но потом были другие команды, Самара была — там 25 тысяч посещаемость, самая серьёзная в Восточной Европе тогда.

Т. ГОРДЕЕВА: Спасибо вам большое.

Г. ГАДЖИЕВ: Ренату привет. Скажите, что мы его ждём в любое время, с мамой.

Т. ГОРДЕЕВА: О, Наталья Владимировна — чёрная икра, шашлыки, коньяк.

Г. ГАДЖИЕВ: Чёрная икра, шашлыки — всё будет, и море будет хорошее, тёплое.

Н. ЯНБАЕВА: Спасибо вам большое, всё передам.

Г. ГАДЖИЕВ: Всего доброго.

Т. ГОРДЕЕВА: Спасибо большое. Гаджи Гаджиев был у нас в эфире, уникальная личность и легендарный тренер. Всего доброго.

Г. ГАДЖИЕВ: Спасибо, до свидания.

К. ГАЙСИНА: До свидания

Т. ГОРДЕЕВА: Ренат возвращается в армейский дубль, но так и не дожидается приглашения в основу. В игре за дубль уже в первом матче получает серьёзную травму. Что тогда случилось и на какой срок ваш сын выходит из строя?

Н. ЯНБАЕВА: Мне кажется, ему тогда выбили два зуба. Пока временные коронки поставили, пока… Я не помню…

Т. ГОРДЕЕВА: По-моему, там что-то с ногой было.

Н. ЯНБАЕВА: И зубы тоже были.

Т. ГОРДЕЕВА: Вообще травмы преследовали Рената?

Н. ЯНБАЕВА: Нет, не так часто, по сравнению с другими игроками. Единственное, что я помню, но это было ещё до дубля… а может даже и в дубле. Они проходили диспансеризацию, и у него что-то было с сердцем, нашли шумы что ли. Говорили, что играть ему можно только один тайм. Мы очень переживали, но всё обошлось.

Лютые тренировки

К. ГАЙСИНА: Год в «Химках» и полтора в «Кубани» — это очередные этапы пути Янбаева. И эти этапы, как я понимаю, запомнились какими-то нечеловеческими тренировками у Павла Александровича Яковенко. Яковенко — известный советский футболист и наставник, который прославился очень суровыми условиями подготовки игроков и жёсткой дисциплиной. Что вам сын говорил про этот период?

Н. ЯНБАЕВА: Он рассказывал, что когда они ездили на сборы, там их заставляли бегать по мокрому песку много километров. Это было самое тяжёлое. Он говорил: «Штангу легче подымать, чем по этому песку бегать. А заставляли. У меня сил нет, но — нет, надо бежать».

Т. ГОРДЕЕВА: В 2007 году происходит знаковое событие, Ренат Янбаев подписывает контракт с «Локомотивом».

К. ГАЙСИНА: Футболист «Локомотива» Ренат Янбаев очень уважительно отзывался о тренере команды, Юрии Павловиче Сёмине. Наталья Владимировна, а у вас какое впечатление осталось об этом уникальном человеке? Вы заулыбались прямо.

Н. ЯНБАЕВА: Потому что бабушки Рената, моя мама и моя свекровь, очень любили его.

Т. ГОРДЕЕВА: Давайте сначала про вас, потом и до бабушек доберёмся.

Н. ЯНБАЕВА: Я, наверное, всегда хорошо относилась ко всем тренерам, с кем играл Ренат, потому что тренер — самое главное в команде.

Т. ГОРДЕЕВА: Но тренеры разные бывают, и отношения с ними разные.

Н. ЯНБАЕВА: Ну да. Лично я с ним не разговаривала, но как тренер он мне нравился. Он был и весёлым, и в то же время, строгим. Мне казалось, что всё было при нём.

К. ГАЙСИНА: По словам Рената, у него до сих пор перед глазами стоит картина, как Сёмин бежит вдоль бровки, размахивает руками и кричит: «Янбаев!» Мотивировать Сёмин, конечно, умел. Говорили, что в «Локомотиве» в перерывах сумки с бутылками летали. Ренату прилетало когда-нибудь от Сёмина?

Н. ЯНБАЕВА: Нет.

Т. ГОРДЕЕВА: А если бы даже и да, я бы не созналась, да?

Н. ЯНБАЕВА: Нет, не знаю, честно. Наверное, нет.

Любовь к Сёмину

Т. ГОРДЕЕВА: Бабушки Рената, мы про это прознали, и вы уже говорили — поклонницы Юрия Палыча. Что у них там за примета была с его знаменитой шапочкой-петушком?

Н. ЯНБАЕВА: Он же её не всегда надевал, иногда, если что-то не получалось, он её брал и кидал прямо! И получалось, что «ой, сегодня петушок в эту сторону — значит, выиграем». Это бабушки так. Мы смеялись, конечно. Мы все вместе смотрели, они к нам приходили.

К. ГАЙСИНА: Приметы бабушек сбывались?

Н. ЯНБАЕВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: А если был без петушка, это какой знак?

Н. ЯНБАЕВА: Это очень плохо. Проиграют.

Т. ГОРДЕЕВА: То есть, старшее поколение тоже было активно вовлечено в футбольную жизнь?

Н. ЯНБАЕВА: Очень.

Т. ГОРДЕЕВА: Бабушки яростно болели? Не знаю, с высказываниями, с криками?

Н. ЯНБАЕВА: Да, да. Потом, когда Ренат приезжал, они его встречали и говорили: «А что это ты сам не прошёл? Мог забить». Учили его, а он соглашался.

Т. ГОРДЕЕВА: Всё-таки больше критиковали или хвалили внука?

Н. ЯНБАЕВА: Ну конечно хвалили.

Дасаев 

К. ГАЙСИНА: А почему вы сына Ренатом назвали?

Н. ЯНБАЕВА: В честь Рената Дасаева. Когда я лежала в роддоме, без имени не выписывали. Тогда документы не давали. Я родила его 7 апреля 1984 года, мне тогда было 19 лет.  Рожала не в Ногинске, там роддом был закрыт, а в Купавне. И его папа, мой муж, написал мне записку, тогда ещё не пропускали. И он мне пишет: «Давай назовём в четь Рената Дасаева». А я хотела назвать его Русланом. Тогда же не было УЗИ, я не знала, что рожу мальчика. А я, конечно, очень хотела девочку, растила его добрым. И вот муж мне написал, и я согласилась.

Т. ГОРДЕЕВА: А вы знали всё про Рената Дасаева?

Н. ЯНБАЕВА: Я знала, что он хороший вратарь, муж же смотрел футбол, и папа наш футбол смотрел.

Т. ГОРДЕЕВА: Противопоказаний к имени Ренат у вас не было никаких?

Н. ЯНБАЕВА: Я хотела назвать Русланом, я ему написала об этом. Он говорит: «Наташа, ну это же сын!» Я согласилась. Если была бы девочка, конечно, я бы назвала её Юлей. У нас был с ним договор. Поэтому таким именем назвали, именно татарским и в честь Рената Дасаева.

К. ГАЙСИНА: Мама знает всё. Хорошо, что у нас есть возможность, благодаря маме, войти в эту историю личности, семьи и любимого вида спорта. Мы ненадолго прервёмся.

***

Самый быстрый

Т. ГОРДЕЕВА: Можно ли научиться развивать такую скорость, как у Рената Янбаева? Сам футболист считает, что нельзя. Если она есть — то от природы. Эту природу и заметил Гус Хиддинк, оценив её на мировом уровне и пригласив Янбаева в сборную России.

К. ГАЙСИНА: Это проект Российского футбольного союза при поддержке «Газпромбанка». Программу «Мама знает всё» ведут Катрина Гайсина и Татьяна Гордеева. В студии — мама Рената Янбаева, Наталья Владимировна. Мы продолжаем.

Т. ГОРДЕЕВА: Наталья Владимировна, вы никогда специально не замеряли, с какой скоростью бегал ваш сын? Мы постоянно говорим: «скоростной, скоростной, бегает», и все тренеры говорят. Нынешние технические средства позволяют замерить, с какой скоростью Янбаев носится.

Н. ЯНБАЕВА: Может быть, сейчас да, а в то время секундомера у меня не было.

Т. ГОРДЕЕВА: Просто для интереса: Месси, насколько я знаю, разгоняется выше 32 км/ч, Криштиану Роналду — быстрее 33 км/ч. А рекорд (вроде бы действующий на данный момент) — у Мбаппе из французского «ПСЖ», современные системы фиксировали его скорость 38 км/ч. Если что, практически с такой же скоростью бежит Усэйн Болт на стометровке. Правда. На максимуме разгоняется до 44-х.

Первая зарплата

К. ГАЙСИНА: Можно ещё сравнить, кто какую зарплату получает. Вам бестактные люди не надоедали с вопросом сколько зарабатывает ваш сын?

Н. ЯНБАЕВА: Некоторые, может быть, и спрашивали, но я честно даже и не знала, сколько он зарабатывает.

К. ГАЙСИНА: Я где-то прочитала, что поначалу большую часть зарплаты Ренат отдавал вам.

Н. ЯНБАЕВА: Да. На свою самую первую зарплату он купил бабушке квартиру.

К. ГАЙСИНА: Какой молодец.

Н. ЯНБАЕВА: Потому что мы с бабушкой жили.

К. ГАЙСИНА: А потом — папе машину?

Н. ЯНБАЕВА: Да, конечно.

К. ГАЙСИНА: То есть, Ренат не жадный человек совершенно?

Т. ГОРДЕЕВА: Ренат молодец.

Н. ЯНБАЕВА: Потом Ренат построил дом большой у нас в Ногинске, там он живёт со своей семьёй.

Т. ГОРДЕЕВА: Возвращаемся в «Локомотив». В 2009 и 2010 годах Ренат Янбаев являлся незаменимым игроком своего футбольного клуба, не пропускал ни одного матча, всё время был на поле.

Аренда в «Зенит»

К. ГАЙСИНА: В 2012 году Ренат отправляется в аренду в «Зенит». Расскажите, что за история была с аллергией? Она ведь какую-то ключевую роль сыграла.

Н. ЯНБАЕВА: У него каждый год в конце апреля-начале мая аллергия на цветение, почки начинают набухать — и у него аллергия. В детстве меня даже вызывали с работы, у него глазное дно будто вытекло. Мы ездили в Москву в областную больницу, где нам сказали: «Надо, чтобы на май он уезжал куда-нибудь в южные направления, где уже всё распустилось». Но такой возможности не было, и в каждой команде, это все знали, ему делали специальные уколы.

Т. ГОРДЕЕВА: Чтоб не реагировал на цветение.

Н. ЯНБАЕВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: Но в тот сезон, я так понимаю, всё-таки получилась очень сильная реакция?

Н. ЯНБАЕВА: Бывает, что всё резко распускается, и это легче. А ещё у него на солнце была аллергия. Когда дождик, то как-то поспокойнее. Видимо, такой год попался. А бывает, что протекает в лёгкой форме.

Т. ГОРДЕЕВА: И в том самом сезоне очень сильная была реакция, сильная аллергия, и он даже пропустил несколько игр.

Н. ЯНБАЕВА: Да. Но он там, мне кажется, забил гол.

Т. ГОРДЕЕВА: Так получается, что в том сезоне он пропустил из-за аллергии достаточно большое количество матчей, и это сыграло свою роль и в отношениях с тренером, и в отношении продолжения его работы в команде.

Н. ЯНБАЕВА: Конечно. Потому что самочувствие из-за аллергии было очень плохое, его всё время тянуло спать, глаза чешутся, и нос, вот это вот всё. А надо же бегать, хорошо дышать. Наверное, он себя показал не очень хорошо, а тренер, может, и не знал, что у него аллергия.

Т. ГОРДЕЕВА: Получилось так, что он пропустил 6 финальных игр сезона из-за этой самой аллергии, тут пришёл как раз новый тренер в «Локо», Билич, и взял в основу тех, кого он видел как раз в последних матчах, где Янбаева не было. По сути, трагическое совпадение. Вернее, не то что трагическое, но не в пользу Рената.

Н. ЯНБАЕВА: Его отдавали тогда в аренду.

Т. ГОРДЕЕВА: И отдавали в «Зенит». В итоге получилось, наверное, что для него это было определённой перезагрузкой? Какие впечатления от этого периода остались?

Н. ЯНБАЕВА: Он всё равно хотел вернуться, мне кажется, в «Локомотив». Не особо переживал, что не остался в «Зените».

Т. ГОРДЕЕВА: Мы пропустили вызовы в сборную. Когда это случилось в первый раз, помните?

Н. ЯНБАЕВА: Конечно мы, родители, были рады. И он был очень рад.

Т. ГОРДЕЕВА: А вы ожидали этого, надеялись?

Н. ЯНБАЕВА: Потому что в футболе была такая статистика, выбирали лучших игроков, он туда попадал. Статистика показывала, что значит он и в сборную попадёт.

Т. ГОРДЕЕВА: Все те чувства, которые нахлынули тогда, получается, оправдывают переживания, связанные с карьерой, всё это ожидание: когда его признают, когда его заметят?

Н. ЯНБАЕВА: Да! Наконец-то! Бабушки переживали, отец переживал, все мы переживали. Но я старалась свои переживания не показывать сыну, чтобы и он не переживал. Он всё время смотрел, попадёт в отборочный тур или нет, а я говорю: «Ренат, не переживай, старайся. Самое главное — старайся, продолжай играть, и ты обязательно попадёшь». И попадал потом.

Добрый Гус

Т. ГОРДЕЕВА: Но в Чемпионате Европы 2008 года в самых принципиальных мачтах ему всё-таки пришлось сидеть на скамейке запасных, потому что тогда ещё или молодой слишком был, или слишком большая конкуренция в команде была.

Н. ЯНБАЕВА: Да, там конкуренция была, и Хиддинк, наверное, знал, кого ставить. Но всё равно опыт он получил, всё это видел, тренировался вместе с такими хорошими игроками.

Т. ГОРДЕЕВА: Но тем не менее, в его копилке есть «бронза» того чемпионата, потому что он был в составе команды и в любом случае считается бронзовым призёром Чемпионата Европы 2008 года. Хиддинк вообще хорошо к нему относился, да?

Н. ЯНБАЕВА: Да. Он ко всем хорошо относился, мне кажется.

Т. ГОРДЕЕВА: У вас какое впечатление об этом тренере, как бы вы сформулировали?

Н. ЯНБАЕВА: Он какой-то добрый мишка.

Т. ГОРДЕЕВА: Добрый мишка, какая прелесть! «Добрый мишка» Гус Хиддинк!

Н. ЯНБАЕВА: То, что он его увидел и поверил в него, любому родителю, любой маме понравится.

Т. ГОРДЕЕВА: Слушайте, а потом, когда позже уже был Дик Адвокат, он не брал Рената в сборную.

Н. ЯНБАЕВА: Может и взял как-то на отборочные, но потом он не попал в сборную.

Т. ГОРДЕЕВА: Вы тоже старались как-то погасить переживания?

Н. ЯНБАЕВА: Конечно.

Тетя

К. ГАЙСИНА: Обо всех переживаниях — и сына, и в первую очередь, мамы — уверена, всё знает наша следующая гостья, сестра Натальи Владимировны, Елена.

Т. ГОРДЕЕВА: Елена Владимировна, какой Ренат футболист — знают все. А какой он племянник? Расскажите нам.

Е. МАЛЮТИНА: Хочу сказать, что он добрый, щедрый, внимательный. Мы его любим очень.

К. ГАЙСИНА: А вы же тот самый человек, который помогал сестре, когда она работала и не могла возить Рената на тренировки?

Е. МАЛЮТИНА: Да, да, да.

К. ГАЙСИНА: И вы катались с мальчишкой, погружались в его футбольную жизнь.

Е. МАЛЮТИНА: Возила на тренировки, помогала.

К. ГАЙСИНА: Сколько времени дорога занимала?

Е. МАЛЮТИНА: Часа два, наверное. Нет, больше, два с половиной.

Т. ГОРДЕЕВА: В одну сторону?

Е. МАЛЮТИНА: В одну сторону, да. Электричка полтора часа, пока до неё доехать — полчаса, и ещё плюс до места тренировки.

К. ГАЙСИНА: А чем в пути занимались?

Е. МАЛЮТИНА: Любил рассказывать, у него феноменальная память. Не забуду, как в 4 года в электричке он рассказывал стихотворение детского писателя Сутеева, оно очень длинное и он всю дорогу мог его рассказывать — один раз, второй, третий.

Т. ГОРДЕЕВА: Вы сестру тогда не подговаривали: «Наташ, зачем ему этот футбол? Пусть чем-нибудь нормальным займётся».

Е. МАЛЮТИНА: Ой, нет, конечно. Мы всегда поддерживали. Тем более он, правда, шустрый мальчик, у него мячик всё время то на ноге, то на руке, то на голове. Без мяча его уже вообще не представляли.

Т. ГОРДЕЕВА: А болеть за Рената вы ходили вдвоём?

Н. ЯНБАЕВА: Конечно. Когда Ренат нам давал лишние билеты, мы брали сестру и её мужа.

Е. МАЛЮТИНА: Тоже везде поездили.

Т. ГОРДЕЕВА: Как вы вместе болеете? Хором кричали?

Н. ЯНБАЕВА: Лена очень хороший болельщик, она может кричать очень сильно. «Давай, давай, давай!» Я более спокойная.

Е. МАЛЮТИНА: Когда я прихожу, сразу спрашиваю: «В какие ворота нам надо забивать?»

Т. ГОРДЕЕВА: «После того, как понимаю, я начинаю кричать».

Н. ЯНБАЕВА: Да, она болеет очень хорошо.

К. ГАЙСИНА: Знаете, одноклубники говорят, что Ренат очень скромный, очень добрый парень, и это как-то не сочетается с образом футболиста. Потому что на поле футболисты — голодные до футбола, они должны быть в меру злые. Как он, по-вашему, это сочетает?

Н. ЯНБАЕВА: Я думаю, что если он чего-то не достиг для себя, как он сам считает, то только вот эти качества не позволило ему добиться большего. Именно доброта и скромность. В любом спорте должно быть что-то такое. Накал какой-то, где-то даже злость, наверное. Хорошая злость.

Е. МАЛЮТИНА: Но всё равно мне кажется, в нём упорство присутствует, есть в нём такая жилка.

К. ГАЙСИНА: То есть, он разделяет себя на футбольном поле и дома?

Н. ЯНБАЕВА: Он иногда бывал на футбольном поле злым, я его видела таким. Потому что иногда так по ногам дадут! Его это злило.

Е. МАЛЮТИНА: И ещё это очень расстраивало бабушек.

Н. ЯНБАЕВА: Да, бабушки переживали — «как же его ноги…» Он уйдёт на бровку, что-то делает: «Ой, как это плохо, это же всё потом скажется». Потом встаёт и идёт. Может, ему и больно было, но всё равно не уходил с поля.

Т. ГОРДЕЕВА: То есть, его нужно было довести в какой-то момент, чтобы он разозлился?

Н. ЯНБАЕВА: Я считаю, да.

Т. ГОРДЕЕВА: Ренат ещё не закончил футбольную карьеру, но рано или поздно это произойдёт. Как вы думаете, в чём бы у него получилось в дальнейшем развивать себя?

Е. МАЛЮТИНА: Может быть, детским тренером быть?

Н. ЯНБАЕВА: Да, я тоже ему это советую.

Т. ГОРДЕЕВА: Ему чисто по психологии подойдёт это, быть тренером?

Е. МАЛЮТИНА: Я думаю, что подойдёт. Потому что он мягкий и опыт есть.

Н. ЯНБАЕВА: Наверное, да. Он и учился на тренера. Хотел тренером становится, они с Романом Шишкиным хотели заканчивать курсы, я помню. Теперь говорит: «Мам, я это всегда успею, хочу ещё поиграть».

Т. ГОРДЕЕВА: Понятно. Спасибо большое. Елена Владимировна Малютина, сестра Натальи Владимировны, была в гостях у нас в студии. Тётя нашего героя. Спасибо.

Е. МАЛЮТИНА: Пожалуйста.

К. ГАЙСИНА: Быть футболистом — работа непростая и нестабильная. Быть успешным и любимым болельщиками — это ответственность, умноженная на два. Мама знает всё. У нас небольшой перерыв, после него продолжим.

***

Уход из «Локо»

Т. ГОРДЕЕВА: Ренат Янбаев начинал в школе ЦСКА с Акинфеевым, вместе с Андреем Тихоновым прошёл через убойные сборы «Химок» и срывался в Махачкалу через год с небольшим после окончания там войны. В «Локомотиве» застал 12 тренеров за 10 лет, играл с Халком в «Зените» и до сих пор не завершил карьеру. Теперь, в 37, он в составе клуба «Знамя» зажигает вместе с другими звёздами: Павлюченко, Шишкиным и Шешуковым. Продолжаем разговор с мамой Рената Янбаева.

К. ГАЙСИНА: Программа «Мама знает всё» создана по инициативе Российского футбольного союза при поддержке «Газпромбанка». Наталья Владимировна, как Ренат ушёл из «Локомотива» — клуба, в котором считался самым стабильным игроком, главным ветераном?

Н. ЯНБАЕВА: Его пригласили в «Краснодар». Он, конечно, спрашивал мнение родителей, папы и мамы. Единственное, что я ему сказала: «Ренат, ты уже взрослый, это твоя жизнь, и ты должен думать сам». Я не знаю, я бы осталась в «Локомотиве». Ему папа посоветовал уйти в «Краснодар». Это, конечно, надо больше задать вопрос папе.

Т. ГОРДЕЕВА: Я так понимаю, что, наверное, в какой-то степени Ренат сомневался, будет ли с ним в дальнейшем «Локомотив» продлевать контракт.

Н. ЯНБАЕВА: Мне кажется, он очень жалеет, что ушёл из «Локомотива».

К. ГАЙСИНА: Могу даже зачитать, он как-то сказал: «Совершил ошибку, обманул себя и ушёл из семьи». То есть, он так с душой относился к этой команде.

Н. ЯНБАЕВА: Да. Они с Гильерме там пробыли больше всех на то время, когда он ушёл в «Краснодар». 11 лет он там был, в одной команде. Может быть, потому что у него тогда сын родился, ему было 2 года, может быть, климат как-то… Я не знаю, что тогда [повлияло]. Думал, может, какие-то условия будут лучше, сыграло ещё что-то — я не знаю даже. Надеялся он, конечно, на лучшее.

Т. ГОРДЕЕВА: Ренат Янбаев провёл за «Локомотив» 235 матчей, помог выиграть команде два Кубка России, а также взять бронзовую медаль Чемпионата. Но буквально через год после его ухода железнодорожники становятся чемпионами страны. Этого долго ждали, а ваш сын уже не имел к этому отношения. От этого, наверное, было ещё больнее.

Н. ЯНБАЕВА: Конечно. И поэтому он говорил: «Зачем я только ушёл?»

К. ГАЙСИНА: После «Локомотива» Ренат Янбаев в клубе «Краснодар» поиграл недолго, буквально сезон, и взял длительную паузу. Наталья Владимировна, он пропал больше, чем на год. В это время он вообще не поддерживал форму? У него была депрессия?

Н. ЯНБАЕВА: Да нет, депрессии у него не было, конечно. Но посадили его на лавку. В то время мы к нему тоже приезжали, я говорю: «Ренат, чего ты не играешь?» Он говорит: «Я не знаю, меня тренер не ставит». Он больше ничего не мог сказать.

К. ГАЙСИНА: Его просто не выпускали.

Н. ЯНБАЕВА: Мы говорим: «Ты тренируешься, что ли, плохо?» Очень переживали сами, и он переживал.

К. ГАЙСИНА: А он мог действительно плохо тренироваться из-за того, что скучал по «Локомотиву»?

Н. ЯНБАЕВА: Может быть, да. Вот честно, у него, наверное, правда какая-то… Он, может быть, сомневался-сомневался, а отец ему дал совет: «Езжай туда». То есть, он же нас спрашивал. Я сказала: «Ренат, это решаешь ты сам, потому что я не хочу быть виноватой. Я не знаю, как у тебя сложится в “Краснодаре”, и как у тебя сложилось бы в “Локомотиве”». А потом он, конечно, говорит: «Пап, зачем я только уехал». Получилось вот так, да.

Комфортный футбол

Т. ГОРДЕЕВА: Но потом, после «Краснодара», он всё-таки реально взял паузу. По его словам, он полтора года даже в зал не заходил.

Н. ЯНБАЕВА: Вы знаете, просто в «Краснодаре» его попросили. По контракту он должен был 2 года играть, а его как бы попросили пораньше. Ему заплатили, как за 2 года, а он ушёл раньше. Вот как было дело. Потом «Локомотив» его и не взял, потому что у него вот эта пауза была, на самом деле. И депрессия какая-то даже, в человеческом смысле. Потом, возраст уже.

К. ГАЙСИНА: Как я поняла, и тут-то Ренат понял, что для него очень страшно потерять футбол.

Н. ЯНБАЕВА: Да, у него точно какая-то сначала была депрессия: чем он займётся, кем он дальше будет. Он, конечно, ждал какие-то предложения от других клубов, но это не получалось, туда он не хотел ехать, климат не позволял. Даже где-то и Узбекистан, и Белоруссия вроде, он говорил. Он как бы и рад был, что какие-то есть предложения, но в то же время он как-то думал. Потому что у него уже была семья. А семья туда поедет или нет? Он не хотел один ехать. А потом он решил уже остаться в Ногинске, предложили ему хорошие условия, и он подумал — и семья рядом, и родители рядом, и футбол есть ещё.

Т. ГОРДЕЕВА: Он придумал себе такую домашнюю историю с этим клубом «Знамя». Команда базируется в Ногинске, как мы уже неоднократно сказали. То есть, ветеран устроил себе комфортное пребывание в футболе.

Н. ЯНБАЕВА: Да.

Т. ГОРДЕЕВА: Летать никуда не надо — Ренат же ненавидит летать.

Н. ЯНБАЕВА: Да, эта боязнь у него с детства.

К. ГАЙСИНА: Вам теперь не кажется, Наталья Владимировна, что самое сложное в биографии сильного футболиста — это перестать быть футболистом?

Н. ЯНБАЕВА: Конечно. Самое главное, что ещё лет-то мало.

Т. ГОРДЕЕВА: По обычным меркам.

Н. ЯНБАЕВА: Для футболиста — это да, он играет даже много. Но дальше…

К. ГАЙСИНА: По сути вся жизнь-то его была футболом.

Н. ЯНБАЕВА: Да. И дальше как себя найти…

Т. ГОРДЕЕВА: Довольно давно он признавался, что одной из его отрицательных черт была необязательность. Сам сознавал, что может пообещать что-то и не сделать.

Н. ЯНБАЕВА: Это да.

Т. ГОРДЕЕВА: И даже откровенничал, что стыдно перед вами. Мол, бывали случаи, когда он по молодости приезжал домой после игр, обещал маме, что будет ночевать дома, честно-честно. Но потом уезжал с друзьями, увлекался и не держал своё слово.

Н. ЯНБАЕВА: Да, было такое. Сначала, конечно, ругались. Ну а что делать? Футбол футболом, но какая-то всё равно личная жизнь должна быть.

Т. ГОРДЕЕВА: А на футбол вы, как мама Рената Янбаева, в чём-то обижены?

Н. ЯНБАЕВА: Нет.

Т. ГОРДЕЕВА: Всё получил Ренат?

Н. ЯНБАЕВА: Наверное, всё. Добился заслуженного мастера, поиграл во многих командах, показал себя. Про него знают и говорят. В Ногинске его где-то люди встречают, узнают, болельщики любят.

К. ГАЙСИНА: Наталья Владимировна Янбаева, мама Рената Янбаева. Спасибо вам огромное за участие, спасибо, что посвятили нашей программе своё время. Спасибо за откровенность.

Н. ЯНБАЕВА: Спасибо вам.

Т. ГОРДЕЕВА: «Мама знает всё». Программа подошла к концу. Её провели Катрина Гайсина и Татьяна Гордеева. Вы всегда можете переслушать все наши программы на цифровых площадках. Забиваете «Мама знает всё», и добро пожаловать. Ну а на сегодня всё. Спасибо ещё раз огромное. Всем до новых встреч.

К. ГАЙСИНА: До свидания.

 

Источник