26 января Государственная Дума принимает в окончательном чтении проект федерального закона, об изменениях в Семейный кодекс РФ. Он входит в состав президентского пакета в развитие положений Конституции. Официальный представитель президента при рассмотрении законопроекта палатами Федерального Собрания, председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству,председатель АЮР Павел Крашенинников рассказал «Российской газете», как отразятся эти изменения в жизни наших граждан.
Павел Владимирович, вы не раз отмечали, что в сфере семейных отношений главенствуют морально-нравственные начала. Чтобы лучше понять суть нынешних изменений в Конституции, давайте коснемся истории Семейного кодекса.
Павел Крашенинников: Первый в мире Семейный кодекс как форма законодательного акта появился именно в нашем отечестве. Кстати, полностью он назывался Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве.
Он стал логическим этапом развития российской правовой мысли, которая всегда считалась передовой.
Великий сатирик Салтыков-Щедрин еще в конце XIX века писал: «Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется». Революционная мораль, отринув церковный брачный союз, пошла еще дальше?
Павел Крашенинников: Под видом эмансипации женщины, известные революционные феминистки стали пропагандировать «свободную любовь», мол, это должно быть просто, как выпить в жажду стакан воды. О любви речи не было. Ссылались на предсказания Маркса и Энгельса, что социализм уничтожит «буржуазную семью». Ленин, правда, идею не поддержал, но последствия половой распущенности отражались еще достаточно долго, несколько десятилетий.
Надо еще уравнять правовое положение детей и в первую очередь упразднить такую унизительную категорию, как «незаконнорожденные». И третье направление — вслед за Декретом об отделении церкви от государства в кодексе появились такие функции государства, как регистрация актов гражданского состояния: смерти, рождения, брака, имен и т.д.
С 1 марта 1996 года действует нынешний российский Семейный кодекс, который был подготовлен на основе Конституции РФ и Конвенции ООН о правах ребенка 1989 года.




Его можно считать удачным?

Павел Крашенинников: На мой взгляд, действующий кодекс очень хорошо подготовлен. Удачно то, что ко времени его принятия уже была ратифицирована Конвенция о правах ребенка, и то, что он готовился вместе с Гражданским кодексом. В итоге многие важные вопросы были проработаны очень тщательно.
Но теперь пришло время обновить его в части международных отношений. Поправками закреплено, что решения межгосударственных органов, если они противоречат нашей Конституции, не подлежат исполнению в России. Что должно измениться в Семейном кодексе?
Павел Крашенинников: В развитие конституционных норм уже внесены поправки в 5 кодексов: Гражданский, Гражданский процессуальный, Уголовно-процессуальный, Арбитражный процессуальный и КАС РФ, а также в ряд других федеральных законов.
Новый законопроект предлагает привести в соответствие с Конституцией положения семейного законодательства, иначе могут возникнуть противоречия. Дело в том, что в действующей статье 6 Семейного кодекса указано: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены семейным законодательством, применяются правила международного договора». Предлагается дополнить эту статью положением, что применение правил международных договоров в их истолковании, противоречащем Конституции РФ, а также основам правопорядка и нравственности, не допускается.
Упоминание основ правопорядка и нравственности расширяет ориентиры для истолкования правил международных договоров. Оно вызвано тем, что сфера семейных отношений требует особого правового регулирования, где действительно главенствуют морально-нравственные начала, которые бывает невозможно зафиксировать в законе и даже в Конституции.
Наша страна еще со времен Советского Союза является участником многих конвенций и международных договоров по семейному праву. Как будут с ними соотноситься новые нормы Семейного кодекса, и что появилось нового в зарубежном семейном законодательстве?
Павел Крашенинников: Если говорить о развитии зарубежного семейного законодательства, то можно отметить две тенденции. Первая — это детализация имущественных отношений и вторая — расширение круга брачных отношений, круга лиц, в первую очередь, которые могут вступать в законный брак. Мы видим, что стало разным понимание семьи, брака и доступа к частной жизни.
Принимая это во внимание, мы и стремимся поправками в Семейный кодекс снять большую часть проблем, возникающих в этой сфере.
У нас границы открыты, семьи возникают, браки заключаются как между российскими гражданами, так и с иностранными. Стыковка нашего законодательства с национальными правопорядками других стран, конечно, очень важна. В обновленной Конституции закреплены нормы сохранении традиционных семейных ценностей, защите института брака как союза мужчины и женщины.
В законе есть норма о защите семьи, но нет самого определения, что такое семья. Нет ли тут противоречий?
Павел Крашенинников: Универсальное понятие «семья» вряд ли возможно, мы неоднократно говорили об этом. Традиционно — это родители и дети. А единственный родитель с ребенком? Тоже семья. Также и бездетные супруги, бабушки и дедушки с внуками — вариантов не счесть.
Наши граждане твердо выразили свою волю: брак — это союз мужчины и женщины. Эта норма Семейного кодекса была поддержана и в Основном Законе
Наше законодательство пришло к такой правовой категории, как «член семьи». В жилищном законодательстве, в гражданском, в отраслевых законах применяется такое понятие, как «член семьи нанимателя», «член семьи военнослужащего», «член семьи погибшего военнослужащего» и т.д. Мы исходим из того, что сделать понятие «семья» универсальным на данный момент невозможно.
Абсолютное большинство наших граждан твердо выразили свою волю: брак — это союз мужчины и женщины. Эта норма Семейного кодекса была поддержана и в Основном Законе, несмотря на шум с разных сторон. Но в мире есть страны, где существует регистрация однополых браков и разрешено многоженство. Законопроект входит в противоречие с международным правом?
Павел Крашенинников: Мы говорим как раз о приоритете основных положений Конституции и основ правопорядка и нравственности. Например, Римская конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет в некоторых случаях признавать вторые и третьи браки по религиозным убеждениям конкретных супругов. В применении в РФ этой статьи Конвенции должно быть отказано со ссылкой на основы правопорядка, поскольку общество в России в целом на протяжении долгого времени допускает исключительно моногамные браки. Случаи многоженства редки и не могут быть признаны нравственной нормой, если опираться на убеждения основной массы населения страны. Мы будем руководствоваться, безусловно, нашей Конституцией, российскими основами правопорядка и нравственности.
Во многих странах, например в Нидерландах, Бельгии, Дании, Швеции, Испании, Канаде, США и других, разрешены не только однополые браки, но и усыновление детей такими парами. Мы будем признавать подобные семьи, приехавшие или вернувшиеся к нам из-за рубежа?
Павел Крашенинников: Статьей 158 Семейного кодекса определяется порядок признания брака, заключенного за пределами территории РФ, за исключением ограничений, предусмотренных ст. 14 кодекса. Это запрет брака с близким родственником, усыновителем или усыновленным, состоящим в браке лицом, недееспособным с психическим расстройством. При этом брак может быть заключен только между мужчиной и женщиной.
Гаагская Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей устанавливает, что тот родитель, с которым в случае развода остается ребенок, назначается опекуном и соответственно имеет больше прав на ребенка. Эта норма часто становится болезненной при разводе смешанных пар....
Павел Крашенинников: Россия присоединилась к этой Конвенции в 2011 году с оговоркой. В нашей правовой системе оба родителя в такой ситуации имеют равные права на ребенка, независимо от того, с кем из них проживает ребенок (если нет ограничения или лишения родительских прав).
К примеру, нередко возникают споры между матерью-россиянкой и отцом — иностранным гражданином по поводу того, как матери общаться с ребенком, если отец противится этому. Если мать заберет ребенка, то Конвенция будет трактовать это как похищение. Такие случаи бывали не раз.
Наша правовая система сможет защитить в подобной ситуации права матери, опираясь на основы публичного правопорядка и нравственности. Наверное, следует оговориться, что такие ситуации могут возникать и с матерью, и с отцом.
Принятые поправки в Конституцию направлены на укрепление семейных ценностей.
Вывоз из России детей иностранцами нередко оборачивается трагедией для наших маленьких сограждан. Как максимально оградить их от потенциальных угроз и злоупотреблений со стороны усыновителей?
Павел Крашенинников: Даже в своей стране мы можем сталкиваться с жестокостью родителей и бездушием чиновников, а контроль за рубежом, по понятным причинам, еще труднее. Деятельность органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории России строго регламентирована, осуществляется контроль за нею. В специальном постановлении правительства РФ предусмотрен четкий набор документов для получения разрешения на осуществление такой деятельности на территории России.
Кроме того, Министерство просвещения РФ вправе дополнительно запрашивать у иностранной организации информацию о ее деятельности, законодательные акты в области защиты прав и интересов детей государства местонахождения иностранной организации.
Обновленные положения Конституции и предложенная законопроектом поправка позволят суду отказать в международном усыновлении ребенка даже в том случае, когда будут соблюдены все формальные требования, но такое усыновление будет противоречить публичному порядку РФ и нравственности, например однополой семьей.
На телеэкранах люди часто наблюдают житейские трагедии, где совсем юная мамочка держит на руках младенца, а неразумному папаше грозит срок за совращение несовершеннолетней. Как наш закон относится к брачному возрасту?
Павел Крашенинников: В разных странах установлен разный минимальный возраст вступления в брак: есть государства, где девочка, достигшая 12 лет, может стать законной невестой, а в других — пока не исполнится 20 лет.
В России по общему правилу, установленному Семейным кодексом, брачный возраст определен в 18 лет. Но при наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по их просьбе разрешить вступление в брак с 16 лет.
Страна у нас большая, с различными климатическими условиями и национальными традициями. Поэтому законами субъектов Федерации могут быть установлены порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения 16 лет. Такие региональные законы приняты, к примеру, в Московской и Орловской областях, где в исключительных случаях возможно вступление в брак с 14 лет.
В последнее время так называемые гражданские браки, несмотря на насмешки Салтыкова-Щедрина, стали чуть ли не модой. Но с точки зрения закона, это все же брак или банальное сожительство?
Павел Крашенинников: Надо сказать, что это все-таки право граждан. В некоторых странах фактические брачные отношения стали официально признаваться и даже имеют схожие имущественные последствия, как и зарегистрированный брак.
У нас признается только официальный зарегистрированный брак. Естественно, никто не запрещает гражданам жить, как и с кем они хотят, не нарушая закон. Но при этом имущество, приобретаемое во время совместного проживания, не будет считаться совместным.
Единственная возможность признать такое имущество долевой собственностью — обратиться в суд. Если судом будет установлено совместное участие сожителями, например, в строительстве дома, его можно будет поделить на доли. Но совместная собственность в таких случаях невозможна, точно так же, как невозможно стать наследником, если нет завещания или наследственного договора.

Павел Крашенинников прокомментировал поправки в Семейный кодекс