В режиме видеоконференции Президент провёл совещание о ситуации на глобальных
энергетических рынках. Обсуждались меры обеспечения устойчивости и развития
топливно-энергетического комплекса страны.

Совещание о ситуации на глобальных энергетических рынках

Совещание о ситуации на глобальных энергетических рынках

Совещание о ситуации на глобальных энергетических рынках

Совещание о ситуации на глобальных энергетических рынках

В.Путин:
Уважаемые коллеги, добрый день!

По вашей реакции вижу, что все друг друга видят и слышат. Ещё раз всех
приветствую.

Мы
напряжённо работаем над тем, чтобы обеспечить безопасность наших граждан, чтобы
гарантировать сохранность их здоровья, чтобы работала система здравоохранения
отлаженно, чтобы мы были готовы к тем вызовам, которые связаны с коронавирусной
инфекцией.

Но жизнь продолжается, я и в своём последнем обращении сказал об этом. Сказал
о том, что нам нужно сделать всё, для того чтобы обеспечить жизнеспособность и развитие, что важно, российской экономики.

Поэтому
мы сегодня с вами позанимаемся одной из важнейших тем вообще для мировой
экономики и для нашей тем более – пообсуждаем ситуацию на глобальном
энергетическом рынке, поговорим на тему о том, что нам нужно сделать, для того
чтобы обеспечить безусловное развитие энергетики в России.

В целом ситуация на энергетическом рынке в мире остаётся, как вы знаете,
достаточно сложной. Эпидемия
коронавируса затронула практически всю мировую экономику, что ведёт к резкому
падению и «сжатию» спроса прежде всего со стороны основных потребителей
энергоресурсов, а это транспорт,
промышленность, некоторые другие отрасли.

Подобное положение дел не только самым негативным
образом влияет на финансово-экономическую
устойчивость нефтяной отрасли по всему миру, но и подрывает
инвестиционные программы, может отразиться и на сохранении рабочих мест. Но что
ещё вызывает тревогу – безусловно, всё может обернуться высокими технологическими и даже экологическими рисками.
Про это тоже нельзя забывать.

Также
очевидно, что глобальная нефтяная отрасль, столкнувшись сегодня с такими
системными проблемами в дальнейшем, когда
спрос будет расти, – а это произойдёт неизбежно, спрос неизбежно начнёт
восстанавливаться, – так вот отрасль в этой ситуации, и вы это знаете
лучше, чем кто‑либо другой, может столкнуться с острым дефицитом нефти, с острым дефицитом ресурсов, а затем и нефти, со всеми отрицательными
последствиями для мировой экономики. Потому что и цены могут подлететь. Поэтому
в общих интересах, именно в общих интересах, избежать такого сценария развития
событий.

Как
вы знаете, в начале марта Россия предлагала продлить сделку «ОПЕК-плюс». Однако, к сожалению, ситуация стала развиваться по иному, по другому сценарию.

Наша
страна всегда – я хочу это подчеркнуть – выступала и выступает за обеспечение долгосрочной стабильности нефтяного рынка, за учёт позиций как
производителей, так и потребителей. Мы
никогда не стремились к тому, чтобы цены были слишком высокими, и хотели избежать
ситуации, когда цены были бы слишком низкими. Понятно почему: наш бюджет
свёрстан из расчета 42 доллара за баррель, и вокруг этой цифры мы вполне
комфортно себя чувствуем. Полагаю, что и для потребителей это очень важно.
Вообще, всё это предполагает формирование эффективного баланса спроса и предложения, предполагает предсказуемость и экономическую обоснованность цен.
Вот к чему мы всегда стремились.

Вы знаете, что мы находимся в тесном контакте с нашими партнёрами в Саудовской Аравии. Недавно у меня состоялась беседа с Президентом Соединённых Штатов Америки. Нас всех беспокоит складывающаяся
ситуация, все заинтересованы в совместных и, хочу это подчеркнуть,
согласованных действиях для обеспечения долгосрочной стабильности рынка.

В этой связи хочу подчеркнуть: Россия считает необходимым объединить усилия. Мы
не были, как я уже только что сказал, инициаторами разрыва сделки
«ОПЕК-плюс». И мы готовы к договорённостям с партнёрами и в рамках этого
механизма – «ОПЕК-плюс», и готовы к взаимодействию с Соединёнными Штатами
Америки по этому вопросу. Считаю, что необходимо объединить усилия, чтобы
сбалансировать рынок и сократить в результате этих скоординированных усилий,
скоординированных действий добычу.

По предварительным оценкам, думаю, что речь может идти о сокращении в объёме где‑то
10 миллионов баррелей в сутки, чуть меньше, может, чуть больше. Для этого
мы сегодня с вами собрались, чтобы обсудить эти вопросы.

Конечно,
это всё должно происходить по‑партнёрски. И полагаю, что когда говорю о партнёрском взаимодействии, то все, в том числе и наши партнёры, понимают, что
речь может идти о сокращении от того уровня добычи, который сложился до начала
кризиса, то есть речь идёт об уровне добычи первого квартала текущего года.

Будем
смотреть, анализировать ситуацию. Ещё раз повторю: наша ключевая задача –
долгосрочная стабильность рынка в интересах как производителей, так и потребителей. И конечно, обеспечение устойчивости и дальнейшего развития нашей,
российской нефтяной промышленности, нашего, российского ТЭКа как одной из важнейших отраслей национальной экономики.

Уважаемые
коллеги!

Я
собрал вас для того, чтобы обсудить все эти вопросы, посоветоваться с вами о том, какие действия мы должны предпринять и по какому пути должны быть
проведены наши консультации с нашими партнёрами для выработки согласованных
решений.

Хотел бы предоставить слово Министру энергетики российского Правительства. Александр
Валентинович, пожалуйста, Вам слово. Хотел бы в начале нашей сегодняшней
встречи послушать Ваше мнение. Прошу Вас.

А.Новак

Совещание о ситуации на глобальных энергетических рынках

Новак Александр ВалентиновичМинистр энергетики : Спасибо большое.

Уважаемый
Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Если
позволите, несколько слов о текущей ситуации на рынке. Как Вы уже отметили,
Владимир Владимирович, очевидно, что сегодня мировая экономика переживает очень
волатильный период, и этот период самым непосредственным образом сказывается на нефтяном рынке.

Сегодня
нефть торгуется на уровне 25–30 долларов за баррель. Большая
волатильность, вниз и вверх каждый день, фактически мы видим на десять, может
быть, и более процентов идут колебания цены на нефть. Падение с начала года
составило почти 60 процентов.

Какие
факторы сегодня больше всего влияют на рынок? Первый, безусловно, наиболее
важный фактор – это распространение по всему миру пандемии коронавируса и меры по ограничению распространения вируса, которые принимают правительства.
Это привело к резкому снижению экономической активности и ограничению
мобильности граждан, падению спроса на нефть и нефтепродукты.

В настоящее время сокращение спроса, как Вы уже отметили, Владимир Владимирович,
составляет порядка 10–15 миллионов баррелей в сутки. И, по оценкам
экспертов, в ближайшие несколько недель спрос может снизиться до 15 –20 миллионов баррелей в сутки. Это примерно 20 процентов
общей добычи в мире.

В настоящее время у рынка фактически отсутствует понимание, где может быть самое
дно, и этот фактор, конечно, является доминирующим в причинах падения цены.
Такого резкого и масштабного снижения спроса не было никогда.

Наиболее
острая ситуация наблюдается в странах Евросоюза, которые потребляют
18 процентов мирового рынка нефти, и Соединённых Штатах Америки, там
примерно 20 процентов мирового потребления.

Мы
видим, что падение спроса на автозаправочных станциях в разных странах
составляет от 30 процентов до 70 процентов. Как известно, примерно
60 процентов всего потребления нефти в мире связано именно с транспортом.
Также мы видим падение спроса на авиаперевозки, и по миру сегодня это падение
составляет порядка 60 процентов, то есть потеря в спросе только в керосине
составляет около четырёх-пяти миллионов баррелей в сутки.

Ещё
один дополнительный фактор, Вы также о нём сказали, Владимир Владимирович, – это одностороннее решение
отдельных стран затоварить рынок.

Как
Вы отметили, 6 марта в Вене Россия предлагала продлить действующие на тот
момент ограничения добычи странами «ОПЕК-плюс». Мы предлагали продлить как
минимум на квартал или на месяц, то есть на тот период, чтобы оценить текущую
ситуацию, и Россия не являлась инициатором завершения соглашения. К сожалению,
наши партнёры из Саудовской Аравии не согласились продлить текущую сделку на текущих условиях, фактически вышли из соглашения и объявили о значительных
дополнительных скидках на свою нефть, а также планах по резкому увеличению
добычи.

В условиях резкого падения спроса, о котором я сказал ранее, это,
безусловно, дополнительно повлияло на падение цен на нефть и продолжает также
крайне негативно влиять на ситуацию на рынке.

На данный момент складывается ситуация, когда излишки перепроизводства, или та
невостребованная нефть, ввиду снижения спроса фактически закачивается в хранилища – в наземные или в танкеры. По различным расчётам, возможность
заполнять хранилища существует ещё полтора-два месяца. И при этом достигнутый
уровень запасов будет рекордным за всю историю.

В случае приближения к полному затовариванию возможны непредсказуемые сценарии
для отрасли, в том числе мы можем увидеть ещё более существенное падение цен.

В этих условиях, конечно, для восстановления стабильности в отрасли существует
необходимость принятия решения о скоординированных действиях по сокращению
объёмов добычи. Вы об этом сказали сейчас в своём вступительном слове. Важно,
чтобы в совместных усилиях участвовали все крупные производители, включая
Россию, Саудовскую Аравию, Соединённые Штаты Америки и другие страны, входящие
и не входящие в ОПЕК.

Ключевым
партнёром, конечно же, для баланса рынка должны стать крупнейшие производители,
такие как Соединённые Штаты Америки. Особенно хочу подчеркнуть, что действия
должны быть направлены на соблюдение интересов как производителей, так и потребителей, чтобы не допустить резкого скачка цен в результате возможного
дефицита.

Уважаемый
Владимир Владимирович, я согласен с Вашей оценкой по уровню необходимого
сокращения добычи до примерно 10 миллионов баррелей в сутки. Добычу
необходимо сократить на ближайшие несколько месяцев с последующим наращиванием
уровня производства по мере восстановления мировой экономики, по мере
восстановления спроса.

На 6 апреля предварительно запланирован конференц-звонок министров стран,
входящих в «ОПЕК-плюс». В рамках подписанной в прошлом году Хартии о сотрудничестве
мы продолжим взаимодействие с нашими партнёрами в целях достижения
договорённости по стабилизации мирового энергетического рынка.

Хотел бы также сказать в заключение о том, что компании топливно-энергетического
комплекса в этих непростых условиях продолжают свою работу в полном объёме,
свою производственную деятельность, и обеспечивают потребности внутреннего
рынка в нефтепродуктах. Мы вместе мониторим ситуацию и прилагаем максимальные
меры и действия, для того чтобы была обеспечена стабильная работа компаний в этих непростых условиях.

Спасибо.

В.Путин:
Если я правильно Вас понял, – собственно, на поверхности лежит то, что Вы
сейчас сказали, – во‑первых, причины снижения цен и добычи связаны прежде
всего, конечно, с коронавирусом и с вызванным в этой связи сокращением
производства, снижением спроса – транспорт, промышленность и так далее. Это
первое.

Вторая причина обвала цен – это
выход наших партнёров из Саудовской Аравии из сделки «ОПЕК‑плюс», увеличение
ими добычи и одновременная информация, объявление о готовности наших саудовских
партнёров предоставить даже скидки на нефть.

Всё это понятно, поскольку это,
видимо, связано с попытками наших партнёров из Саудовской Аравии избавиться от конкурентов, которые добывают так называемую сланцевую нефть. Для того чтобы
это сделать, цена должна быть ниже 40 долларов за баррель. И в этом смысле
они, конечно, своей цели в известной степени добиваются. Но нам‑то
этого как раз не нужно, мы не ставили никогда перед собой такой цели, поскольку
наш бюджет рассчитан, как я уже сказал, на 40 долларах за баррель.

Но мы, безусловно, должны
учитывать интересы всех наших партнёров, именно всех. И только в этом случае мы
сможем добиться справедливых договорённостей по сбалансированию рынка.

Мы находимся в начале нашей беседы
сегодня, но уже сейчас я просил бы Вас, уважаемый Александр Валентинович,
при беседах с Вашими коллегами из других стран, с которыми Вы будете в ближайшее время вести переговоры, – в понедельник, Вы сказали? – учитывать все
эти обстоятельства и стремиться, ещё раз повторю, к сбалансированному решению с учётом интересов всех наших партнёров.

<…>

Источник