Верховный суд РФ в июле текущего года разрешил российским судам рассматривать споры пользователей Facebook об удалении аккаунтов или блокировке контента. В высшей судебной инстанции сочли противоречащими нормам процессуального права выводы судебных инстанций об отсутствии у судов РФ компетенции по разрешению подобных споров.
«Недавно было вынесено постановление Верховного Суда по спору с Facebook, в котором поднимался вопрос, связанный с блокировкой аккаунта. Все предыдущие инстанции при рассмотрении спора отказывали гражданам в защите по причине того, что спор неподсуден на территории России. Поскольку в данном случае действует компания, которая не имеет в РФ представительства, филиала или юридического лица, то истцам следует обращаться по месту нахождения этой компании. В данном случае это у нас штат Делавэр, США, и для большинства граждан оплатить судебную защиту на территории Штатов не под силу», — поясняет председатель комиссии по правовому регулированию обеспечения цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России Александр Журавлев.
Верховный суд отменил все нижестоящие судебные акты и указал, что при таких спорах, если субъект экономической деятельности, то есть (любая IT-компания или социальная сеть,) осуществляет эту деятельность на территории РФ (например, показывает рекламу для пользователей РФ) и обрабатывает персональные данные россиян, то судиться можно на родине, и это крайне важно, подчеркивает эксперт.
«Равноправие всегда важно, потому что почти всегда в отношениях сторон должен быть баланс. А в некоторых отношениях закон должен защищать более слабую сторону. В данном случае пользователи должны понимать основания, имеющиеся у ресурсов для блокировки аккаунтов. Соответственно, соцсеть должна им предоставлять такую информацию. Без четких правил блокировки аккаунтов любая социальная сеть будет иметь возможность злоупотреблять своим положением. Это значит, что она сможет заблокировать любой аккаунт по любой причине, а это недопустимо», — уверен Александр Журавлев
По указанным причинам перечень оснований для блокировки должен быть закрытым и понятным, уверен он. Кроме того, такой перечень должен соответствовать законодательству страны нахождения пользователя. Также перечень может содержать иные общепризнанные этические нормы и ценности, которые могут быть основанием для блокировки, но при этом не противоречат действующему в стране пользователя законодательству, отмечает эксперт.
Депутат Госдумы Антон Горелкин, в свою очередь, подчеркивает, что у соцсети должна быть возможность блокировки аккаунтов и контента — к этому обязывает законодательство и здравый смысл, ведь соцсетями могут пользоваться преступники и террористы.
«Другое дело, что должны существовать четкие критерии и процедуры для таких действий. Например, тысячи российских граждан за последние годы были заблокированы в американских соцсетях без всяких внятных обоснований. Просто потому, что кто-то кинул на них жалобу, а администрации соцсети проще блокировать без разбирательств. Поэтому пользователь должен иметь право получить в установленный срок четкое объяснение от специалиста, представляющего соцсеть, почему с его аккаунтом произошло то или иное изменение. Должна быть процедура обжалования решений. Речь не просто об эмоциях и абстрактных правах. Многие люди зарабатывают в соцсетях, поддерживают семейные связи, ведут научную работу. Для них немотивированная блокировка — это катастрофа», — говорит парламентарий. 
Еще одна проблема, связанная с использованием социальных сетей — это защита и сбор персональных данных. Скандалы, связанные с утечками информации, происходят с пугающей регулярностью, и в случае с зарубежными ресурсами россияне имеют еще меньше возможностей для защиты своих интересов, чем с их российскими конкурентами. Хотя и здесь ситуация обстоит не блестяще, признают эксперты, подчеркивая, что в данном случае необходимо вмешательство государства.
«Государство обязано обеспечивать гражданам определенный уровень защиты основных прав и свобод, в том числе в информационных сетях. Ради этого мы платим государству налоги. Конечно, это не отменяет ответственности самого гражданина за то, какую информацию и кому он предоставляет в интернете. Но при необходимости он вправе рассчитывать на помощь и защиту государства. Кроме того, массированный сбор персональных данных может использоваться для анализа и контроля общественных настроений, для получения стратегически важной для безопасности страны информации. Тут, конечно, уже полная ответственность на государстве», — считает депутат Госдумы Антон Горелкин.
Александр Журавлев, в свою очередь, напоминает, что обязанность государства по защите персональных данных закреплена в новой Конституции, однако необходимы и действия со стороны самих граждан.
«На сегодняшний день закон «О персональных данных» предполагает несколько вариантов способов защиты прав граждан. Они могут написать жалобу в Роскомнадзор, поскольку он является регулятором. Роскомнадзор должен провести по этим фактам проверку, и если он устанавливает нарушение, то накладывает на нарушителя административный штраф в размере до 75 000 рублей (штраф идет в доход государства)», — рассказывает эксперт.
Однако есть серьезная проблема. Например, если произошла массовая утечка данных, Роскомнадзор будет накладывать штраф до 75 000 рублей не за каждого пострадавшего гражданина, а за утечку в целом, при том что на черном рынке одна запись может стоить до $100 в зависимости от ее составляющей. Получается, что штраф несоизмерим с потенциальным обогащением, поясняет Александр Журавлев. По словам эксперта, у граждан также есть право потребовать возмещения убытков, но и в этом случае ситуация далека от радужной.
«Если мы говорим об убытках, то нужно будет доказывать сложную причинно-следственную связь между действиями оператора персональных данных и нарушением права субъекта персональных данных. А у нас нет прозрачного оборота персональных данных, поэтому фактически это почти невозможно доказать. За 10 лет существования закона не было ни одного решения суда, принятого в пользу граждан. Что касается морального вреда, то максимальная компенсация по сложившейся судебной практике не превышает 15 000 рублей. Это при хорошем раскладе. При плохом присудят 3 тысячи, а могут и вообще отказать», — говорит юрист.
То есть, сетует Александр Журавлев, на сегодняшний день граждане не имеют адекватных правовых способов защиты своей приватности.
Именно поэтому комиссия АЮР предложила внедрить новый механизм, так называемую компенсацию субъектам персональных данных за нарушение их прав.
«Размер компенсации мы предложили сделать от 10 000 рублей до 1 млн рублей, в зависимости от того, насколько неблагоприятные последствия возникли у гражданина и характера нарушения. Во-вторых, бремя доказывания в судах по этим спорам будет возложено на операторов персональных данных, потому что граждане в таких спорах менее защищенная сторона, и они зачастую не знают специфики оборота персональных данных. Компенсация подлежит взысканию при наличии вины оператора персональных данных», — рассказывает об инициативе Журавлев.
При этом и суммы должны быть соразмерными тем нарушениям, которые производят социальные сети или IT-платформы, ведь незаконно полученные данные — это оружие киберспреступников. И для этого как раз нужна компенсация, о которой идет речь в инициативе АЮР, поясняет эксперт.
«Еще один важный момент: в отличие от административных штрафов, например, которые были наложены на Twitter и Facebook, решения по гражданско-правовым спорам (между физическими и юридическими лицами) можно привести в исполнение на территории других государств. Это возможно, так как у РФ есть соглашения с другими государствами о признании и приведении в исполнение судебных актов, а также есть специальные конвенции, которые ратифицировали практически все страны. Такой механизм позволяет признать судебный акт, вынесенный на территории одной страны, в другой стране и привести его в исполнение», — рассказывает Александр Журавлев.
А это значит, что у граждан и юридических лиц есть шанс не просто получить решение суда в виде бумажки, а добиться его исполнения и получить реальную компенсацию, подчеркивает юрист.
Депутат Госдумы Антон Горелкин, в свою очередь, отмечает, что есть прецеденты, когда российские пользователи выигрывали судебные иски против больших зарубежных IT-компаний, и даже получали денежные компенсации по решению суда. Однако это касается только тех компаний, у которых есть представительства в России.
«Если представительства нет, то, боюсь, эффективная победа над тем же Facebook возможна только в судах той юрисдикции, где зарегистрирована компания. Я сторонник того, чтобы принудить все крупные мировые соцсети открыть представительства в России. В том числе, чтобы наши граждане могли отстаивать свои права в суде. Эти соцсети фактически присутствуют в России, зарабатывают тут деньги, так что должны присутствовать и официально. Рычаг для воздействия в данном случае — рекламные доходы соцсетей. Мы можем рекомендовать российским компаниям не размещать там рекламу, пока зарубежные соцсети не начнут выполнять наши законы», — считает парламентарий.

Член МО АЮР рассказал, как привлечь соцсеть к ответственности за необоснованную блокировку

Подробнее...